Бренд, закаленный Формулой 1

Гонщик в прошлом, сегодня Тьерри Бутсен стоит у руля компании Boutsen Aviation, которая специализируется на деловой и частной авиации. Успех на новом поприще отчасти можно объяснить опытом на головокружительных поворотах гоночных трасс.
На входе в офис – болид класса «Формула-1», на котором когда-то побеждал г-н Бутсен. Его рабочий кабинет украшает троица искусно выполненных миниатюрных копии бизнес-джетов. Этот человек всё время спешит, подумаете вы? Вовсе нет! Бывший пилот формульных трасс – спокоен и сдержан. Возглавляя Boutsen Aviation, он исповедует свой собственный «дзен» и, как и прежде, исполнен самоконтроля даже на самых скоростных и сложных поворотах. Успех Тьерри – очевидно, не случайное стечение обстоятельств. 

Неважно, сидит ли он в кресле болида или руководителя международной компании, он воплощает серьезность, трудолюбие и последовательность. Впрочем, этот человек умеет и улыбаться – открыто и жизнерадостно. Особенно, когда вспоминает легендарный сезон 1988 года, в ходе которого бельгийский гонщик навсегда вписал себя в золотой список великих пилотов, уступив лишь Сенне, Просту и Бергеру. Тогдашний чемпионат мира запомнился стабильностью выступлений Бутсена, приносящей команде драгоценные очки.
Что Вам помогло добиться успеха в автоспорте?
На мой взгляд, чтобы завоевать успех в гонках, главное – усердно работать, постоянно, на 110%. Вся твоя жизнь должна быть посвящена только трассе! Я обычно говорю, что моя профессиональная жизнь началась, когда мне было 3 года. Прямо в день рождения я заявил родителям, что хочу стать гонщиком Формулы-1. Мне пришлось побороться за место под Солнцем, потому что Бельгия – это маленькая страна, и гонки там были не очень-то популярны. Поначалу мне было весьма трудно найти спонсоров. Тогда я одновременно занимался гонками и учился на инженера. В качестве дипломного проекта я решил построить гоночный мотор. Мне понадобился целый год, но уже в следующем сезоне я испытал его в деле, в гонках «Формула-Форд». С мотором собственной конструкции я тогда выиграл 15 из 18 гонок в чемпионате. Моя карьера гонщика сложилась не в один день, пришлось пройти все ступени. После выступлений в «Формуле Форд», я перешел в «Формулу-3», затем в «Формулу-2» и, наконец, когда мне было 26, я дебютировал в «Формуле-1».

Какая черта характера, на ваш взгляд, была основной движущей силой в вашей карьере?
Самоконтроль. Чтобы быть хорошим гонщиком, вы, очевидно, должны уметь водить автомобиль, но самое главное – уметь сохранять контроль в любой ситуации. В гонках нельзя нервничать, переживать и, уж тем более, паниковать. Я бы также добавил, что нужно быть готовым вкладывать много времени и энергии в постоянное обучение, и иметь бесконечную мотивацию. Часто нас преследуют неудачи, трудности, разочарования, но мы должны иметь силы преодолеть все это без потерь.
Какие чувства вызывает у вас Гран-При Монако?
Это и есть Гран-При! Если бы мне пришлось убрать все гонки «Формулы-1» и оставить только одну, я бы точно выбрал Монако! Это самая главная гонка, экстраординарная, легендарная. Мне всегда нравилось гонять здесь, на городской трассе. Это, определенно, самая красивая трасса в мире, но, и без сомнения — самая сложная. Это невероятная задача – ехать на все сто на протяжении всего Гран-При, даже когда ехать уже невозможно. Требования к точности пилотирования просто немыслимы. Если вы пройдете в 5 сантиметрах от забора, вы уже потеряете десятую часть секунды. Если вы пройдёте в трёх миллиметрах, это будет идеально, но еще чуть-чуть, и всё! Вы заденете забор, и гонка для вас закончится. Трасса полна поворотов и ловушек, с которыми приходится вести рискованную игру, в долгом и сложном танце на пару с капризной машиной. Скажу вам откровенно, это довольно сильно изматывает и физически, и морально.
Что вам запомнилось больше, Формула-1 или гонки на выносливость?
В 1985 году я выступал за команду Porsche в рамках 6-часовой тысячекилометровой гонки на выносливость на трассе Spa-Francorchamps. В определенный момент я шел первым и остановился в боксах, чтобы заправить машину и передать эстафету моему товарищу по команде, Штефану Беллофу. Он с азартом включился в гонку, но, пройдя пару кругов, он рискнул слишком сильно и, к сожалению, погиб. Я все еще думаю об этом каждый день. Та катастрофа оставила во мне свой след на всю жизнь. В следующем сезоне я снова участвовал в той же гонке, с той же командой и с тем же автомобилем, и я выиграл её! Для меня это был своеобразный реванш перед судьбой. Я отплатил и за себя, и за Штефана.
Какое влияние экс-пилот Тьерри Бутсен имеет на нынешнего директора компании Тьерри Бутсена?
Управляя Boutsen Aviation, я использую тот же методы, что использовал и в гоночный уикэнд. То есть, предельная четкость и методичность. Я изучаю все данные, стараюсь избегать ошибок или делать их как можно меньше. Когда все же я ошибаюсь, я стараюсь их тщательно анализировать, вносить коррективы, чтобы не допустить в будущем. В противном случае наш бизнес может многое потерять.  Моя команда работает подобно тому, как работают в формульном паддоке во время гонки. Каждый человек играет определенную роль в процессе продажи бизнес-джета. И каждый раз, когда мы продаем самолет, это подобно победе в Гран-При. Как и в гонках, я – главный в этом деле, но успеха можно добиться только в результате слаженной работы всей команды для достижения общей цели.
Как вы пришли к идее попробовать себя в мире бизнес-авиации?
Честно говоря, совершенно случайно! Ещё когда я был пилотом Формулы-1, я купил самолет для своих собственных перелетов. Через 2 года я продал его, чтобы купить другой, потом ещё, и так далее. Я провернул несколько подобных сделок, не особенно разбираясь в авиации, хотя мне это было очень интересно. И вот, в один прекрасный день мой приятель, немецкий гонщик Хайнц-Харальд Френтцен, приехал ко мне и заявил, что хочет купить такой же самолет, как у меня! Но он понятия не имел, как вообще всё это делается. Я помог ему с покупкой, причём подошел к делу так, как если бы делал всё для себя.
Тогда все и началось. Ко мне пришли другие люди из мира гонок – Михаэль Шумахер, Кеке Росберг, Мика Хаккинен, Ги Лижье… Я совершил с дюжину сделок в гоночном мире перед тем, как уже по-настоящему открыл свою компанию в 1997 году. На сегодня Boutsen Aviation продала более 370 самолетов в 70 странах мира.

Читайте также  flyExclusive хочет переманить клиентов JetSuite

Почему вы решили обосноваться в Монако?
Тут сыграл роль ряд факторов. Впервые я приехал сюда в 1984 году, благодаря Формуле-1. Мне понравился и сам город, и то, как меня тут приняли. Здесь есть все что нужно: отличная погода почти весь год, аэропорт Ниццы неподалёку, здесь безопасно, есть хорошие школы для детей, ну и привлекательный налоговый режим. То есть, если подумать, навряд ли вы найдёте в Монако хоть какие-то минусы!
Вы ездили в Индию вместе с Экономическим советом Монако. Довольны ли Вы этой деловой поездкой?
Мы очень хорошо подготовись к этой поездке, особенно с нашим представителем в Индии. Я там провел два дня в составе делегации от Монако, а затем остался еще на пару дней, чтобы лично изучить это динамичное и яркое место. Мы тщательно подготовили наши встречи, определив нужных людей, с которыми нужно было провести переговоры. Итогом этой поездки стали договоренности о трех потенциальных сделках, касающихся приобретеия самолетов. В ближайшие дни они будут выставлены на продажу компанией Boutsen Aviation. И надо отметить, что экономический совет Монако оказал прекрасную поддержку. Делегация Монако была внимательной и инициативной. Значительный вес в процессе переговоров имеет поддержка Княжества и самого принца лично.
Если говорить обобщенно, кто ваши клиенты?
Большинство моих клиентов — это крупные компании, промышленные группы или транснациональные корпорации. Частные лица составляют лишь 2-3% от общего числа клиентов. Вообще, частные лица довольно редко используют самолет для личных поездок. Как правило, есть соображения профессионального или делового характера. Компании используют самолеты, чтобы организовать перелеты своих ключевых руководителей, менеджеров или технических специалистов. Например, у Мерседеса порядка 8 самолетов, и они летают каждый день. Генеральный директор сегодня в Токио, завтра в Лос-Анджелесе, а на следующий день в ЮАР! Это можно сделать только с помощью бизнес-джета. Самолет — это инструмент бизнеса.
Воздушный транспорт является одним из основных источников загрязнения окружающей среды в мире. Что вы думаете на этот счет?
Это правда, самолеты действительно загрязняют окружающую среду, но, к сожалению, я никак не могу на это повлиять. Boutsen Aviation является посредником между производителем и покупателем, мы не производим двигатели или самолеты. Это как с автомобилями: я думаю, что правительства и власти должны быть построже с компаниями, которые производят транспорт, загрязняющий природу. Ничего такого особенно не делается, и я нахожу это абсурдным. Должны быть найдены другие средства и меры для сокращения или ликвидации загрязнения окружающей среды, связанного с самолетами. Недавно появилось новое поколение двигателей, которое расходует на 20-25% меньше топлива. Но это касается только больших самолетов, таких как Airbus или Boeing. Что же касается небольших самолетов, то улучшения, конечно, есть, но они происходят значительно медленнее, и этого недостаточно. Я считаю, некоторые вещи должны более строго регулироваться или даже запрещаться властями, но пока сложившаяся модель авиаперевозок работает, никто не заинтересован ее менять.

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий